У меня есть история про Орловку. Как мы спаслись оттуда. До этого я была на всех маршах, но этот разгон был самый жесткий для меня за все время после 10-го августа.

На марш я ехала одна, потому что компания не собралась. С подругой с другого района договорились встретиться уже на марше. Это я потом поняла, что фиг мы встретимся, – столько людей.

Воскресенье 25 октября было воскресеньем перед Народным ультиматумом и забастовкой. Обычно перед каждым маршем я ехала к торговому центру «Корона» на Кальварийской. Мне казалось, это идеальная точка сбора. В первую очередь, потому что, где бы люди не собирались, на Стеле, на Пушкинской или в центре, – от «Короны» было удобно добираться до любой точки даже пешком.

Приехала к «Короне», смотрю – собираются люди, мимо начинают проходить группки. Я не помню, где тогда должна была быть конечная точка, но рядом Стела, и я была на чеку, чтобы в любой момент выдвинуться на точку сбора, как только она сформируется. Наблюдала за движением людей: кто-то шел в сторону Немиги и центра, кто-то к Стеле, – было непонятно. Интернет не работал. Созвонилась с подругой, она шла в большой группе к Стеле. Мимо меня в том направление проехала колонна микроавтобусов. Я пошла по дворам. Вообще, считаю, что хорошо идти на марш одной – не привлекаешь много внимания.

Наконец я вышла к общему маршу. Сразу захлестнули эмоции. Столько людей собралось, пока я по этим дворам шастала. Такое счастье накатило. В октябре. После всех жестких разгонов. Людей было очень много. Я присоединилась к большому маршу, и было уже не страшно.

Расскажу только про один эпизод марша. Мне захотелось в туалет, и я пошла в одно из ближайших кафе. Зашла, а там еще и очередь на минут десять. Решила, что скорее всего буду догонять колонну. Возвращаюсь на марш и спокойно присоединяюсь к общей толпе. То есть пока я ждала 10 минут в очереди и была в уборной, колонна все шла, шла и шла, такая она была огромная. Возле кафе я встретила знакомого и дальше мы пошли вместе.

Где-то примерно в районе улицы Богдановича я ощутила, что очень сильно устала физически, и уже пошла бы домой. Как раз колонна начал разделяться: кто-то двинулся к проспекту, кто-то к Бангалор, кто-то по Богдановича, – я решила идти по Орловке, как раз в сторону своего дома. Получилось, что в эту сторону тоже пошло много людей. Когда приблизились ко дворцу, увидели рубеж, и решили, что на рубеж мы точно не пойдем. Мне стало обидно, я не понимала, как буду добираться до дома, но что поделать, нужно разворачиваться. Мы сделали небольшую остановку, мне позвонила подруга и сказала, что заберет нас оттуда на машине, и только мы закончили разговор – едут микроавтобусы. Будет разгон.

Уходим на Нововиленскую и снова созваниваемся с подругой, она говорит, что не сможет нас забрать, потому что начинают перекрывать дороги. Мы уходим во дворы и слышим, как люди тоже возвращаются. Я могу долго рассказывать, но сами события происходили очень быстро, в течение нескольких минут.

И вот на Орловке прозвучали первые взрывы. Честно говоря, я никогда еще так не пугалась взрывов, сколько не была на маршах. 10-го и от пуль убегали, и от светошумовых, но так страшно не было, может еще не особо осознавали, что это такое и что этого стоит бояться. Взрывы были такой мощности и громкости, что мне показалось, может дом взорвался или, как минимум, машина. Меня начало колотить, до этого такого не было. Мы понимаем, нужно выбираться. После этого мощного взрыва наступила тишина минуты на две, и мы подумали, что, наверно, много людей погибло, так было тихо. А потом услышали крики, я выдохнула.

Людей хватали. Мы забежали в трамвай, на улице было небезопасно. Туда же начали забегать еще люди. Трамвай проехал метров 100, и кондуктор объявила, что дальше он не пойдет. Ну все! Подруга наша стояла где-то в пробке, а нам больше негде было прятаться.

Думаю, нам повезло что мы не двинули в парк или в сторону многоэтажек, а вышли по мелким улочкам к частному сектору. Идем и слышим, как на параллельных улицах идет «хапун». Там еще рядом РУВД Центрального района, и вот это все нужно было умудряться обходить. У нас получалось.

По опыту прошлых разгонов, я знала, все, что мы можем сейчас сделать, чтобы спастись, – либо пробовать садиться в проезжающие машины, просто останавливать и просить людей помочь, либо идти в случайные дома и просить убежища там. Мы шли по частному сектору, в одном из дворов были приоткрыты ворота. Заглядываю, а там мужчина занимается своими делами. Я спрашиваю: «Можно к вам?». Всегда страшно задавать этот вопрос, а вдруг тебя сейчас сдадут. Кротко так спрашиваешь. А он говорит: «Да, можно. Я на самом деле специально открыл». Тоже тихонечко отвечает. Мы со знакомым зашли и сразу выдохнули, почувствовали облегчение. Стоим, разговариваем, а по улочке проскакивают один за одним автозаки. Момент везения: либо везет, либо нет.

После нас в этот же двор забежали еще несколько девушек и женщин. Хозяева всех нас приютили. Жена сделала чай, яблоками угощали. Все мы прошли глубже во двор, у дороги было небезопасно оставаться. Катались на качелях, делились впечатлениями, кто-то был прямо возле взрывов и оглох. Потом включили Интернет. Мы всей компанией примерно из 7 человек затихли и начали читать новости. Быстро нас начали понемногу развозить. За кем-то приехали близкие. Такси можно было вызвать только по знакомству. Наша подруга пробивалась к нам по дворам.

В общем мы сидели в этом дворе часа полтора, и очень благодарны укрывшим нас людям, потому что они тоже рисковали. Когда за нами подъехали, мы попрощались и еще раз сказали спасибо. По отношению к этим людям мы испытывали огромную благодарность. Они нас спасли.

Когда мы проезжали через Центральный РУВД, там было черным-черно от ОМОНа и спецтехники. Я даже в кресло вжалась и пригнулась. Было страшно, потому что знала, они и на машину могут напасть. Они сейчас все могут. Только когда отъехали от РУВД, смогли выдохнули.

По уровню страха для меня это был самый страшный разгон, и я счастлива, что нам удалось встретить добрых людей, которых не побоялись нас укрыть.


ЮЛЯ
32 года, фотограф
19
20
Made on
Tilda