Все началось вечером 9-ого августа… Муж ушел.

Мы живем прямо возле Стелы. Наши окна выходят во двор, поэтому посмотреть, что происходит на Стеле нельзя, зато слышно отлично. Хорошо, что рано уложила спать детей.

Все началось со скандирования толпы, и я поняла, что людей много. А потом темное небо разрывалось от света, воздух — от взрывов, истошные крики и беготня. Видела, как стали выкатывать мусорные контейнеры на проспект из двора. Несмотря на грохот и крики, дети спокойно спали, это придавало стойкости в, казалось, рушевшемся мире… Я боялась, что началась война.

О происходящих на самом проспекте Победителей событиях узнавала только по трансляции на TUT.BY, когда моему телефону время от времени удавалось пробиваться к мобильному интернету.

Наконец все утихло и переместилось в сторону улицы Тимирязева. Со своей кровати напротив окна я продолжала видеть вспышки, но уже без звуков. Постепенно все затихало… Около полуночи муж прислал сообщение, что все хорошо, он возле подъезда. Успокоилась и заснула. В 2 часа ночи выяснилось, что муж расстался с другом у нашего подъезда. Друг уже давно дома, а мужа все еще не было. Похоже, в подъезде была засада. В доме возле Стелы некоторые подъезды сквозные, и их открывали в те дни, чтобы люди могли убежать в случае, если начнут зачистку территории. Собралась с силами и кое-как уснула…

Морально я была подготовлена. Знала, что быстро я его не найду. Людей забрали много, и раньше утра понедельника никакой информации, скорее всего, не будет. Главная моя задача была найти его побыстрее, чтобы сделать передачу.

Утро началось с понимания того, что интернета в стране нет… совсем. Это был понедельник. Мы с детьми рано вышли гулять. На проспекте вовсю работали коммунальщики и следственная группа. Одни активно убирали последствия, другие нехотя все документировали. Сразу бросились в глаза разбитая машина, кровь на тротуарной плитке и следы от взрывов. В голове рисовались жуткие картины… Хотелось плакать, но было нельзя, чтобы дети это видели.

Позвонила родителям мужа, в 102, чтобы написать заявление, в компанию, которой принадлежат видеокамеры на подъезде, чтобы получить видео, пыталась дозвониться в «Вясну»... Горжусь нашими детьми, они в тот день были моими союзниками. Все было вверх дном и очень тревожно, а мальчишки, как настоящие мужчины, молча терпели неудобства.

Из трех разных источников мне сообщили, что муж в списках в Жодино. Передачи там принимали утром по вторникам. Собралась с силами, встала на заре, одела детей, и в 6 утра мы уже ехали в сторону Жодино с необходимыми мужу вещами и продуктами. Мальчишки, как и в первый день, не подали никаких признаков протеста, а тихонько собрались и сели в машину. Мы ехали к мужу в изолятор временного содержания, а над городом вставало солнце.

Перечитываю текст и понимаю, что практически в каждом абзаце есть словосочетание «собралась с силами»… Похоже это и было то, что помогло мне справиться, — я знала что сейчас мне надо собраться с силами, а через дней 10 муж вернется и весь этот кошмар закончится. «Жена декабриста», так подшучивали надо мной в те дни, и именно так я себя чувствовала.

Потом было волонтерство, женский марш, гуляния по воскресеньям и страх, постоянный страх, что за твоими близкими или тобой неожиданно придут только за то, что у вас есть смелость и мужество открыто выражать свою позицию и отстаивать свои права.

К сожалению, с возвращением мужа кошмар не закончился.


КАТЕРИНА
36 лет, мама в декрете
3
20
Made on
Tilda