Для меня все началось незадолго до выборов. Хоть я и следила за событиями, окончательное решение за кого голосовать было принято за день-два до голосования. А 9-го числа я не могла практически ни есть, ни спать, только не отрывалась от телефона в попытках получить хоть какие-то новости.

Примерно 10-го числа люди в форме и без нее пришли в мой район – взрывы около дома, люди бегут. На тот момент я уже плохо себя чувствовала и не могла выйти на улицу. Желая хоть чем-то помочь, собрала коробку с первой помощью, что смогла найти дома, и спросила в дворовом чате, куда лучше отнести. Сказали, что лучше не надо, – заберут не те.

В четверг 13-го числа, когда относительно полегчало, вышла в женскую цепь солидарности. Было очень страшно и неловко, будто пришла не на свой «праздник». Принесла воду и перекус. Стояли долго. Много кто помогал, предлагали напитки и даже бутерброды. Из одной из проезжавших мимо машин милиции на крики женщин «милиция с народом» показалась рука со знаком «мир». Это очень взволновало всех: сильно радовались, многие плакали от счастья, кто-то сказал «я же говорила, что они с нами». Но потом подъехал автобус, и теперь уже все испугались, думали, начнут забирать, сразу повисла тишина и напряженная атмосфера.

Потом я вышла на первый воскресный марш со своим самостоятельно пошитым флагом, а когда вернулась домой, поняла, что я ужасно плохо себя чувствую. Неделя без сна и еды, в постоянном сильном стрессе и с эмоциональными качелями дала о себе знать. С этого момента мой партнер полностью перестал меня поддерживать, говорил оставаться дома и все в этом духе. Чтобы восстановить силы, но не остановиться в борьбе, я решила делать плакаты. Совесть не давала расслабиться и впасть в бездействие. Когда стало немного легче, вышла на воскресный марш с людьми из районного чата, потому что в семье меня никто не поддерживал. Выходила еще на несколько районных акций и продолжала раскладывать мини-плакаты в своем подъезде.

Мои главные проблемы – это здоровье (у меня очень слабый иммунитет) и отсутствие поддержки в семье. Было бы гораздо проще выходить, если бы я была с кем-то близким, и мне не нужно было пить таблетки каждый день по расписанию. Я пытаюсь делать хоть что-то: распространяю информацию, переводила новости. Но мне постоянно кажется, что я делаю недостаточно. Это заставляет меня мучаться от вины, но и больше делать тоже не могу. Сегодня я, конечно, мечтаю о прекращении насилия и наказании для всех виновных в нем.

Просто хотелось поделиться.


ДИ
26 лет, преподавательница
6
20
Made on
Tilda